Выход в Небо

Судьба раба душа поэта.

Как примирить эти пути?

Такая уж у нас планета,

Во всём смешнье света-тьмы.

 

И вот он жил на всех похожий:

Работа, дом, друзья, семья…

Но как же больно и тревожно

Стенали сердце и душа.

 

Они всё громче говорили

О дальних странах и морях,

О неизведанных равнинах,

Никем не сделанных шагах.

 

Шептали всё на сон грядущий

Про вольные просторы звёзд,

Сады и джунгли, лес дремучий,

Тем доводя его до слёз.

 

А днём, когда слова пустые

Хоть ненадолго отходя,

Давали проблески немые,

Он слушал голоса дождя.

 

И пели капельки о небе,

О тех пушистых облаках,

Что странствуют в извечной неге,

И знать не знают о делах.

 

Когда же ветер беззаботный,

В ветвях берёзовых играл,

Он слышал шепот тот далекий

И всё на свете забывал.

 

Слова родные эхом в сердце

Звучали вновь и вновь потом

И никуда от них не деться

Всё пело этот гимн кругом.

 

— Люблю тебя, зачем не слышишь?

Зачем в пустую суету

Ты погружен? Совсем не дышишь,

Моим божественным лучем?

 

Ему бы смелости прибавить,

Ему бы сделать шаг туда,

Где неизведанные дали

И не свершенные дела.

 

Но как привычно и удобно,

Изо дня в день — один маршрут,

Знакомый дом, друзья, работа,

Пусть и немножечко гнетут.

 

Вот наконец, кода настала

Последняя его глава,

Вздохнул он радостно и плавно,

Вошел в небесные врата.

 

Как сон забылась жизнь земная,

И только вечные слова,

И здесь звучат неумолимая:

— Мой сын, всегда люблю тебя.

Скорбь сердца

О чём скорбит и стонет сердце?

Оно боится потерять,

Боятся, что не сможет греться

В твоих объятьях отдыхать.

 

Ему бы жить в привычном доме,

Пусть тусклый свет едва горит,

А от простора и от воли,

Оно отчаянно дрожит.

 

Свобода духа так пугает,

Что хочется забиться в даль,

Где только изредка сияет,

Его Божественный алтарь.

 

Но горний зов не умолкает,

Душа сжигает всем мосты,

Летит к Нему и оставляет

Всё, что мешает на пути.

 

Мой ангел, ради той свободы

Я отпускаю нас с тобой.

Ведь только Бог один, в итоге,

Сердцам скорбящим даст покой.

Внеси любви

Зачем это всё? Пустое…

Вставать и куда-то идти…

Какой в этом смысл? Другое

Хочет душа найти….

 

Как сделать убогую серость,

Сиянием вечной красы?

Одним лишь надежном средством —

Внести в серый день любви.

 

Раскроются грани смысла

Святого сего бытия

И радостною молитвой

Звучать будут все дела.

Одно утешенье

Есть только одно утешенье в удушливой жизни земной,

Когда забываешь обиды и входишь в извечный покой.

Там тихо, светло и свободно, там радость восторга живёт.

Как ласково, ясно и звонко душа эту песню поёт.

 

Другой не найдётся отрады, среди бесконечных дел.

Всё остальное бесславно, имеет свой смертный предел.

И только просторы духа не знают начал и конца

В них можно в одну секунду объять бесконечность Отца!

Выхожу без роз

Следы сметает ветер. Уже не различить

Когда и кто б там ни был — Всё суждено забыть.

Те призрачные дали чертога мира снов,

Они нас развлекали без дел, без троп, без слов.

 

Но если раз за разом смотреть одно кино,

Оно надоедает и скучно от него.

Я так уже устала от драм, обид и слёз,

что выхожу из зала без новых порций роз.

Богиня на час

Перед ней открывали все двери

Перед ней расстилали ковры

Комплименты, цветы, подарки,

Обещания вечной любви.

 

Все богиней её называли,

Приглашали на все вечера,

И она этим наслаждалась,

И всё ярче и ярче цвела.

 

Так промчалось совсем незаметно,

Пара лет её жизни пустой,

И однажды на званном банкете

Повстречалась с новой звездой.

 

Перед той открывали все двери,

Перед той расстилали ковры

Той теперь посвящали признания,

И дарили земные цветы.

 

Пьедестал продолжал оставаться

И богиня на нём цвела,

Только вот не она — другая…

А она? А такая была?